Одним из актуальных вопросов последних лет стало повышение прозрачности информации о бенефициарных владельцах юридических лиц и структур, не только в связи с предотвращением легализации незаконных денежных средств и финансирования терроризма, но и в связи с уклонением и уходом от налогообложения. Рекомендации FATF, законодательство ЕС, проект ОЭСР по борьбе с размыванием налоговой базы и перемещением прибыли и инициативы G20 так или иначе затрагивают вопрос прозрачности владения компаниями, фондами и трастами.

Некоторые страны уже предприняли шаги по созданию реестров бенефициарных владельцев, другие работают над их введением, а третьи только начинают задумываться об этом. Настоящий обзор посвящен ситуации с созданием реестров бенефициаров (с публичным доступом или без такового) в различных странах.

 

Предложение Еврокомиссии

Четвертая Директива ЕС о противодействии легализации денежных средств (Directive 2015/84, 4th AMLD) была официально принята Европейским Парламентом в мае 2015 года и вступила в силу в июне. Ее целью было устранение неясностей предыдущей директивы и улучшение взаимодействия между борьбой с легализацией незаконных денежных средств и мерами против финансирования терроризма. Директива учитывала рекомендации FATF от 2012 года. Изначально предусматривалось, что положения Директивы будут перенесены в национальное законодательство государств-членов ЕС к июню 2017 года, однако Европейская Комиссия выступила с предложением по внесению изменений в Директиву, которые планировалось представить до конца 2016 года.

Изменения касаются в том числе организации доступа к реестрам бенефициарных владельцев* юридических лиц и структур. 19 декабря 2016 года была опубликована последняя на данный момент версия предложения по внесению изменений в 4-ю Анти-отмывочную Директиву ЕС. Совет ЕС согласовал переговорную позицию по изменениям и запросил начала обсуждений с Европарламентом.

Проект изменений предусматривает, что страны-члены ЕС обязаны обеспечить доступ к информации в центральных реестрах бенефициарных владельцев всем лицам, которые демонстрируют «легитимный» интерес к таким данным. В то же время члены ЕС наделяются правом обеспечить более широкий, публичный доступ к реестрам бенефициарных владельцев с предварительной онлайн-регистрацией с целью идентификации лица, желающего получить доступ к информации. Предоставляя публичный доступ к данным, членам ЕС следует соблюсти баланс между общественным интересом в борьбе с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма и защитой прав лиц на частную жизнь и защиту персональных данных.

Вместе с тем, 06 декабря 2016 года Совет ЕС одобрил изменения в Директиву 2011/16/EU о доступе к информации, необходимой для противодействия легализации денежных средств. Директива 2011/16/EU (с изменениями, внесенными Директивой 2014/107/EU), имплементирует автоматический обмен финансовой информацией между налоговыми органами стран ЕС в соответствии с международным стандартом обмена ОЭСР. Обмен касается в том числе данных о бенефициарных владельцах, подлежащих сбору в рамках 4-й Анти-отмывочной Директивы ЕС, изменения в которую рассматриваются выше. Для переноса положений Директивы 2011/16/EU в национальное законодательство стран ЕС дается время до 31 декабря 2017 года.

Положения Директивы 2011/16/EU об автоматическом обмене в рамках ЕС применяются с 01 января 2016 года во всех странах ЕС кроме Австрии, для которой они начнут действовать с 01 января 2017 года. Взаимосвязь между центральными реестрами бенефициарных владельцев компаний и структур в странах ЕС будет осуществляться посредством Европейской Центральной Платформы, предусмотренной Директивой 2009/101/EU.

 

Реестры бенефициарных владельцев в некоторых странах ЕС

Для Великобритании идея создания реестра бенефициарных владельцев компаний не была новой: это предложение было озвучено еще в 2014 году. Закон о введении реестра бенефициарных владельцев компаний партнерств с ограниченной ответственностью (в случае с Великобританией, реестра «лиц со значительным контролем») был одобрен уже в 2015 году, а требования о ведении реестров и подаче сведений о бенефициарных владельцах Регистратору Компаний вступили в силу в 2016 году. Подробнее читайте здесь.

Сведения из британского реестра бенефициарных владельцев публично доступны. Однако, британский реестр не включает в себя информацию о бенефициарах трастов. Еще в 2014 году Великобритания активно выражала недовольство положениями 4-й Анти-отмывочной Директивы, требующими от трастов подачи информации об их бенефициарах в центральный реестр. Великобритания и ЕС так и не пришли к консенсусу по этому вопросу.

Франция решила начать с реестра бенефициаров трастов и предоставила публичный доступ к нему уже летом 2016 года. Но уже в октябре Конституционный суд страны приостановил действие декрета о публичном доступе к реестру до рассмотрения вопроса о законности такого доступа. В настоящее время реестр доступен только представителям уполномоченных органов. Подробнее читайте здесь.

С трастов решила начать и Италия. В начале 2016 года у Италии уже было законодательное предложение, которое вводит обязанность трастовых управляющих собирать информацию о бенефициарных владельцах трастов, связанных с Италией, и подавать ее в итальянский коммерческий реестр (Registro delle Imprese). Предполагалось, что данные должны быть доступны без ограничений налоговым и другим правительственным органам.

При этом ни Франция, ни Италия определенно не являются традиционными или сколько-нибудь популярными трастовыми юрисдикциями (эти страны, скорее, заинтересованы в информации о трастах, владеющих недвижимостью на их территории, или трастах, в которых учредителями, трастовыми управляющими или бенефициарами являются их граждане). Однако, в августе 2016 года парламент Италии уполномочил правительство страны имплеменировать положения 4-й Анти-отмывочной Директивы, так что итальянское правительство работает над проектами соответствующего законодательства.

В феврале 2016 года правительство Нидерландов заявило о намерении создать реестр «конечных бенефициарных владельцев» юридических лиц. Было также объявлено, что часть данных в реестре будет публично доступной. Подавать информацию в реестр бенефициарных владельцев будет обязано само юридическое лицо и его бенефициар.

В публичном доступе будет находиться следующая информация о бенефициаре: имя, месяц и год рождения, гражданство, домициль (определяется либо по стране проживания, либо по месту нахождения основного имущества, либо по центру жизненных интересов), данные о виде и размере доли (интереса) в юридическом лице, принадлежащем бенефициару. Для доступа к публичным данным о бенефициарах необходимо будет пройти регистрацию на специальном веб-сайте с реестром бенефициарных владельцев и оплатить пошлину.

Другая информация (дата, место и страна рождения, адрес, иностранный номер налогоплательщика, данные удостоверения личности, документы, подтверждающие долю (интерес) в юридическом лице) будут доступны налоговому органу, таможенной службе, центральному банку Нидерландов, полиции и другим органам.

Германия также работает над законодательством о создании реестра бенефициарных владельцев компаний в соответствии с 4-й Анти-отмывочной Директивой. По некоторым данным, Германия не собирается предоставлять публичный доступ к реестру, но, по другим сведениям, федеральный министр финансов Германии предложил создать именно публичный реестр бенефициарных владельцев к концу 2017 года. Ожидается, что предложение будет передано правительством в парламент Германии до конца января 2017 года.

В середине ноября 2016 года в Ирландии вступили в силу новые требования к компаниям и другим юридическим лицам, учрежденным в Ирландии, принимать «все разумные шаги» для получения полной информации об их бенефициарных владельцах и вести реестр бенефициаров (без предоставления публичного доступа к данным). Если бенефициарные владельцы юридического лица не могут быть идентифицированы, в реестр в качестве таковых вносятся имена высшего руководства, директоров и лиц, занимающих ведущие исполнительные позиции в организации. Физические лица также обязаны уведомлять организации, в которых у них имеется доля, если они еще этого не сделали. Несоблюдение обязательств грозит штрафом в размере 5000 евро.

Требования, принятые в Ирландии, применяются пока только к юридическим лицам и не распространяются на трастовые структуры или партнерства с ограниченной ответственностью.

Парламент Норвегии единогласно проголосовал за создание публичного реестра бенефициарных владельцев компаний еще в июне 2015 года.

 

Британская сеть обмена информацией о бенефициарных владельцах и офшоры

В отношении создания реестров бенефициарных владельцев на офшорные юрисдикции повлияла Великобритания: в ответ на призыв Дэвида Кэмерона британские зависимые и заморские территории согласились предоставлять информацию о бенефициарных владельцах властям Великобритании.

В то же время Британские Виргинские острова, являющиеся одной из популярнейших офшорных юрисдикций, с 01 января 2016 года обязали всех регистрационных агентов собирать информацию о бенефициарных владельцах регистрируемых через них компаний и вести внутренние реестры. В апреле 2016 года БВО и Великобритания обменялись нотами касательно обмена информацией о бенефициарных владельцах.

Каймановы острова также заявили о заключении двустороннего соглашения с Великобританией для обмена информацией о бенефициарных владельцах компаний, зарегистрированных на Кайманах, и приступили к разработке соответствующего законодательства. В то же время, правительство Каймановых островов заявило, что настаивает на единых правилах игры для всех стран в части предоставления доступа к данным о бенефициарных владельцах и отмечает, что единый стандарт ОЭСР обмена информацией не будет глобальным без участия в обмене США.

В декабре 2016 года Каймановы острова опубликовали проекты изменений в законы о компаниях, которые введут новое требование для компаний: создавать и вести реестры бенефициарных владельцев, доступ к которым будут иметь власти Каймановых островов. Общественное обсуждение законопроектов продлится до 06 января 2017 года.

Главный министр Джерси Ян Горст заявил, что центральный реестр бенефициаров структур, не являющихся резидентами Джерси, существует в юрисдикции с 1989 года, и что Великобритания уже может получить доступ к его данным по запросу. Правда, эффективность реестра и актуальность информации, содержащейся в нем, были поставлены под вопрос, в связи с чем Джерси ввел для провайдеров трастовых и корпоративных услуг обязанность уведомлять центральный реестр об изменении состава бенефициаров в течение 21 дня с момента, когда они узнали о таких изменениях.

В ответ на призыв Великобритании Гернси запустил обсуждение создания центрального реестра бенефициаров, хотя и сейчас информация о бенефициарных владельцах структур, создаваемых на Гернси, собирается и подается резидентными агентами в орган, регистрирующий компании и товарищества с ограниченной ответственностью (британские власти также могут получить информацию по запросу).

Остров Мэн выразил готовность создать и вести центральный электронный реестр информации о бенефициарах, который позволит предоставлять точную и актуальную информацию правоохранительным и налоговым органам Великобритании. Остальные офшорные британские зависимые и заморские территории к настоящему моменту официально внесены в список стран, готовых предоставлять британским властям сведения о бенефициарных владельцах.

Из других офшорных юрисдикций в британскую сеть обмена информацией о бенефициарных владельцах вошли Сейшельские острова. В августе 2016 года Сейшелы приняли новый Закон о международных коммерческих компаний, который предусматривает ведение реестров бенефициарных владельцев на уровне регистрационных агентов юрисдикции.

В британскую сеть предоставления информации о бенефициарных владельцах входят не только офшорные зоны, речь о которых шла выше, но и юрисдикции с полноценным налогообложением.

 

Другие страны

США были одной из первых стран, потребовавших прозрачности информации о бенефициарных владельцах компаний и трастов (а также подобных им структур). В августе 2013 года Конгрессу США был представлен проект Закона об обеспечении прозрачности и содействии соблюдению законности, который стал попыткой ввести требование об идентификации бенефициарных владельцев корпораций.

Цель законопроекта – гарантировать, что лица, которые регистрируют корпорации или компании с ограниченной ответственностью в США, раскрывают бенефициарных владельцев этих корпораций и компаний с целью предотвращения использования корпораций и компаний в США нарушителями для преступных целей, с целью содействия соблюдению законодательства при обнаружении, предотвращении и преследовании терроризма, легализации денежных средств и других нарушений, а также и в других целях. Законопроект предусматривает двухлетний переходный период до того момента, когда вступит в силу обязанность вести списки бенефициарных владельцев существующих корпораций и компаний.

После Панамской утечки законопроект был заново представлен на рассмотрение Конгресса, но, несмотря на лобби Казначейства, пока он так и остается законопроектом. Хотя некоторые подвижки в деле идентификации бенефициарных владельцев в США все же есть.

В мае 2016 года Казначейство США выпустило правила о надлежащей проверке клиентов, которые требуют от финансовых организаций идентификации и проверки физических лиц, которые владеют минимум 25% долей в капитале юридического лица, и любых физических лиц, контролирующих юридическое лицо. Для введения требования предусмотрен двухлетний переходный период.

В декабре 2016 года Казначейство опубликовало правила, которые вводят требование для иностранцев, единолично владеющих компаниями с ограниченной ответственностью, информировать о своей доле в них налоговую службу США. Требование вступит в силу с 01 января 2017 года.

Среди стран обеих Америк в деле повышения прозрачности информации о бенефициарных владельцах компаний можно также отметить Аргентину и Бразилию.

В 2015 году Аргентина приняла закон, требующий от юридических лиц и структур раскрытия информации об их бенефициарных владельцах при регистрации. Сами же юридические лица и структуры Аргентина не обязаны вести внутренние реестры бенефициарных владельцев.

В 2016 году Бразилия приняла нормативную инструкцию номер 1.634/2016, которая в том числе предусматривает необходимость идентификации конечного бенефициарного владельца юридических лиц при их регистрации (при этом особое внимание уделяется иностранным бенефициарам фондов). Если юридическое лицо не раскрывает конечных бенефициарных владельцев, оно лишается возможности проводить операции через банки Бразилии. Требование о подаче информации о конечных бенефициарах вступает в силу с 01 января 2017 года. Сведения о бенефициарах юридических лиц, созданных до этой даты, должны быть поданы в регистрирующий орган до 31 декабря 2018 года.

Весной 2016 года правительство Австралии заявило о намерении последовать примеру Великобритании и создать публичный реестр бенефициарных владельцев австралийских компаний, чтобы предотвратить уход мультинациональных корпораций от налогообложения. Пока конкретных шагов в этом направлении страна не предпринимала.

В июле 2016 года правительство Новой Зеландии объявило о намерении создать реестр нерезидентных трастов (foreign trusts – трасты, учреждаемые нерезидентами, но имеющие как минимум одного резидентного трастового управляющего). Реестр будет включать в себя в том числе информацию о бенефициарах, если траст не дискреционный. Поиск данных по этому реестру смогут осуществлять только государственные органы.

Южная Африка заявила о намерениях создать публичный реестр бенефициарных владельцев в мае 2016 года, а Индия уже в июле приступила к рассмотрению проекта изменений в Закон о компаниях, которые предусматривают подачу данных бенефициарных владельцев компаний в регистрирующий орган и публичный доступ к соответствующему реестру.

После последнего отчета FATF об оценке мер, предпринимаемых Сингапуром в сфере борьбы с отмыванием денежных средств, глава сингапурских министерств юстиции и финансов заявила о грядущих изменениях в корпоративное законодательство страны, которые введут обязанность для компаний и партнерств с ограниченной ответственностью получать и хранить информацию о своих бенефициарных владельцах. Речь не идет о таком шаге, как публичный реестр бенефициаров: компании и партнерства будут обязаны предоставлять информацию только государственным органам по их запросу. Министерство финансов Сингапура и Управление бухгалтерского учёта и корпоративного регулирования (ACRA) уже работают над предложением соответствующих изменений.

21 декабря 2016 года в России вступило в силу требование, обязывающее юридических лиц ежегодно собирать и хранить информацию об их бенефициарных владельцах и контролирующих их лицах. Требования об автоматической подаче данных в государственные органы нет, но юридические лица должны будут хранить информацию о бенефициарах в течение пяти лет и предоставлять ее Росфинмониторингу, налоговым органам и другим федеральным органам власти по запросу.

 

_________________

Несмотря на многочисленные заявления о необходимости повышения прозрачности информации о бенефициарных владельцах компаний, фондов, трастов и прочих структур, в отсутствие единых «правил игры» для всех стран, правительства большинства юрисдикций не слишком охотно и не так уж быстро соглашаются на создание публичных реестров бенефициарных владельцев. Нередко речь идет о создании реестра бенефициарных владельцев компаний, но, к примеру, не трастов, и наоборот. Или о ведении лишь внутренних реестров бенефициаров на уровне компаний/структур или провайдеров соответствующих услуг. Далеко не все готовы предоставлять публичный доступ к данным. Кто-то справедливо отмечает, что стандарты прозрачности и обмена информацией, в том числе информацией о бенефициарных владельцах, не будет глобальным без участия США.

Правительства справедливо опасаются того, что подобные инициативы могут пагубно сказаться на бизнесе и инвестиционной привлекательности их стран, ведь добиться единых и обязательных для всех «правил игры» не так просто (если не невозможно). Поэтому большинство совсем не торопится предпринимать необдуманные шаги в сторону абсолютной прозрачности, даже если декларируют соответствующие намерения.

 

 

____________

* Бенефициарный владелец определяется как любое физическое лицо, которое конечным образом владеет или контролирует клиента и/или физическое лицо, в интересах которого совершается операция или осуществляется деятельность. В случае с компаниями, бенефициарным владельцем является физическое лицо, которое конечным образом владеет или контролирует корпорацию через прямое или косвенное владение или контроль над значительной долей акций или голосующих прав в этом юридическом лице, включая владение через холдинги с акциями на предъявителя, не являющиеся компаниями, акции которых котируются на регулируемом финансовом рынке (т.е. не обязаны раскрывать информацию в соответствии с законодательством ЕС или международными стандартами). Доля в размере «25% плюс одна акция» является доказательством владения или контроля посредством участия в капитале компании и учитывается на каждом уровне прямого или косвенного владения.

В случае с такими юридическими лицами как фонды и такими структурами как трасты, которые администрируют и распределяют средства, бенефициарный владелец – это физическое лицо, которое осуществляет контроль над как минимум 25% имущества юридического лица или структуры; если будущие бенефициары уже были определены, физическое лицо, которое является бенефициаром как минимум 25% имущества юридического лица или структуры; или если физические лица, которые получают выгоду от юридического лица или структуры и которые еще не были определены, класс лиц, в чьих интересах учреждено или действует юридическое лицо или структура.

Провайдеры трастовых или корпоративных услуг, которые обязаны собирать информацию о бенефициарных владельцах, определены как любые физические или юридические лица, которые в качестве бизнеса предоставляет любые из следующих услуг третьим лицам:

–           создание компаний или других юридических лиц;

–           действуют в качестве или привлекают других лиц на позиции директора или секретаря компании, партнера в партнерстве или аналогичные позиции в отношении других юридических лиц;

–           предоставляют зарегистрированный офис, бизнес адрес, почтовый или административный адрес и другие сопутствующие услуги для компаний, партнерств и любых других юридических лиц и структур;

–           действуют в качестве или привлекают других лиц на позиции номинальных акционеров для других лиц, если речь не идет о компании, акции которой котируются на регулируемом рынке, и которая обязана раскрывать информацию во исполнение законодательства ЕС или аналогичных международных стандартов.

Положения Директивы также применимы к банкам и финансовым организациям, к аудиторам, юристам, бухгалтерам, нотариусам, налоговым консультантам, управляющим активами, трастам и агентам по недвижимости.

 

Save

Save

Save