Flag-Pins-Russia-Singapore

Не так давно на российском федеральном портале проектов нормативно правовых актов был опубликован проект нового Протокола о внесении изменений в соглашение об избежании двойного налогообложения между Россией и Сингапуром. Несмотря на то, что до подписания проект Протокола еще предстоит окончательно согласовать с сингапурской стороной, в прессе уже появились смелые заявления о том, что ФНС РФ станет проще получать интересующую ее информацию от сингапурских коллег, а инвестировать в Сингапур из России станет легче.

Tax-Today.com предлагает читателям ознакомиться с текущей редакцией проекта Протокола, чтобы понять, так ли это на самом деле.

Налогообложение

Прежде всего, проект нового Протокола предлагает уточнить названия российских налогов, на которые распространяется соглашение, скорректировать значение терминов «Сингапур», «роялти», «орган исполнительной власти»; ввести в соглашение и конкретизировать для его целей такие термины, как «акции», «паевой фонд недвижимости» (применительно к Сингапуру этот термин означает REIT – инвестиционный траст недвижимости), «постоянная база».

Скорректированы некоторые критерии признания образования постоянного представительства: в частности, увеличен срок (с 6 до 12 месяцев) существования стройплощадок, строительных, сборочных и монтажных объектов или осуществления связанной с ними надзорной деятельности, при превышении которого такой объект/деятельность признаются образующими постоянное представительство; критерий образования постоянного представительства при оказании услуг через сотрудников и персонал приведен в соответствие с концепцией налогового резидентства физических лиц в России и в Сингапуре.

Положения, регулирующие налогообложение дивидендов, предлагается также распространить на выплаты, осуществляемые паевым фондом недвижимости. В отношении ставок налога у источника на дивиденды ситуация, по большому счету, меняется только для правительств договаривающихся государств: если текущая версия соглашения предусматривает, что для правительств ставка налога на дивиденды не должна превышать 5%, то новый Протокол предлагает вовсе освободить от налога у источника любые дивиденды и выплаты от паевых фондов недвижимости, получаемые правительством одного договаривающегося государства из другого. Хотя критерий применения 5% ставки налогообложения к дивидендам, получаемым «простыми смертными» упрощается: если сейчас для ее применения получателю дивидендов необходимо прямо владеть как минимум 15% в капитале компании, выплачивающей дивиденды, а также вложить в ее капитал минимум 100 тыс. долларов США, то Протокол в качестве условия применения льготы предлагает оставить только первое (прямое владение 15% в капитале компании). В остальных случаях ставка остается неизменной – 10%. Та же 10% ставка применяется к выплатам паевого фонда недвижимости. В отношении дивидендов полностью устраняются оговорки, ныне содержащиеся в существующем Протоколе к соглашению от 2002 года.

Положение о налогообложении процентов предлагается изложить в новой редакции и закрепить, что проценты, выплачиваемые из одного договаривающегося государства резиденту другого, подлежат налогообложению ТОЛЬКО в этом другом договаривающемся государстве (в текущей редакции соглашения обозначена такая возможность, но не императив). То есть, проценты однозначно должны облагаться налогом не у источника выплаты, а в стране резидентства их получателя. Что касается роялти, то ставку возможного налога у источника на этот вид дохода проект нового Протокола снижает на целых 2,5%: с 7,5% до 5%.

Каждая из статей о налогообложении дивидендов, процентов и роялти снабжена положением, направленным против злоупотребления налоговым соглашением: положения указанных статей не применяются, если основной целью являлось получение льгот, предоставляемых соглашением.

Статью 14 соглашения, регулирующую налогообложение дохода от независимых личных услуг, также предлагается привести в соответствие с текущей концепцией налогового резидентства физического лица, существующую как в России, так и в Сингапуре (пребывание на территории государства 183 дня вместо текущих 90 дней в течение любого 12-месячного периода). Откорректирована статья 18 о налогообложении пенсий и подобных им выплат: проект Протокола предлагает куда более логичную и ясную редакцию положения.

От положения об ограничении преимуществ (в проекте Протокола – об ограничении льгот) документ предлагает оставить лишь вторую половину, гласящую, что соглашение не применяется в отношении лиц, ставших лицами, на которые распространяется соглашение, если основной целью было применение льгот, предоставляемых соглашением. Исключение для лиц, занимающихся реальной предпринимательской деятельностью, проект Протокола, к счастью, сохраняет, и устанавливает, что ограничение льгот по соглашению не применяется к правительствам договаривающихся государств.

В Протокол от 2002 года, являющийся неотъемлемой частью налогового соглашения, предлагается ввести положение, которое освободит резидентов договаривающихся стран от необходимости апостилировать/легализовывать свидетельство налогового резидентства, полученное в одном договаривающемся государстве, для применения в другом. Что ж, это может сэкономить российско-сингапурскому бизнесу несколько сотен долларов или несколько тысяч рублей, а также несколько дней, затрачиваемых на легализацию документа.

Обмен информацией

Согласно проекту нового Протокола, положения об информационном обмене также подверглись изменениям, хотя и не столь значительным, как это преподносится в российской прессе.

Новый Протокол предлагает распространить информационный обмен не только на налоги, указанные в соглашении, и не только на резидентов договаривающихся государств, но и на налоги любого рода и вида, взимаемые от имени договаривающихся государств, их политических подразделений или местных органов власти, а также, хоть это и не указывается прямо, на резидентов иных стран. Формулировка о том, что компетентные органы сторон обмениваются информацией, необходимой для выполнения положений соглашения, меняется: обмениваться предлагается информацией, которая «может считаться имеющей отношение к осуществлению положений» соглашения. Такая туманная формулировка вполне может стать «палкой о двух концах»: когда речь идет об оценочных критериях, нет никаких гарантий, что субъективная оценка стороны, запрашивающей информацию, совпадет с субъективной оценкой стороны, у которой эту информацию запросили.

В то же время оговорка об отсутствии обязанности договаривающегося государства предоставлять информацию в нарушение своего национального законодательства, административной практики или публичного порядка никуда не делась: новый Протокол ее сохраняет. То есть в процессе запроса и предоставления информации обе стороны по-прежнему обязаны действовать с соблюдением своего национального законодательства и процедур.

Изменения, обязывающие сторону принимать меры для получения и предоставления информации другой стороне, даже если такая информация не нужна для налоговых целей первой стороне, а также оговорка о том, что сторона не может отказать в предоставлении информации на том основании, что ею располагает финансовая организация, номинальный держатель, агент или доверительный управляющий, полностью соответствуют новейшим международным стандартам в области информационного обмена для целей налогообложения.

Новая редакция статьи 26 «Информационный обмен» не будет иметь обратной силы согласно проекту Протокола.

***

В общем и целом можно сказать, что предлагаемые изменения в текущую редакцию соглашения делают взаимные инвестиции более привлекательными, в основном, для правительств договаривающихся стран. Да, устраняются некоторые двусмысленности и неясности, предусматриваются некоторые послабления для частных инвесторов. Однако послабления эти не столь велики, как хотелось бы, да и инвестиционная привлекательность обеих стран, откровенно говоря, очень мало зависит от подобных изменений в налоговое соглашение.

Изменения в положения об информационном обмене, включенные в налоговое соглашение между Россией и Сингапуром, сами по себе не влияют на порядок предоставления информации фискальными органами Сингапура по запросам. В этом отношении Сингапур придерживается международного стандарта по обмену информацией в налоговых целях и имплементирует его в свое национальное законодательство. Вне зависимости от подписания и вступления в силу нового Протокола к налоговому соглашению между странами, ФНС РФ, как и прежде, необходимо будет соблюсти установленный порядок и стандарт составления и направления международных запросов, а налоговому органу Сингапура – действовать в соответствии с законодательством при оценке запросов и получении информации от частных лиц для ее предоставления запрашивающей стороне.

Судя по текущей версии нового Протокола, речь идет скорее о приведении несколько устаревшего налогового соглашения между Россией и Сингапуром в соответствие с национальным законодательством обеих стран и современными международными стандартами, нежели о мощном стимулировании инвестиций, развития трансграничного бизнеса или упрощении процедуры обмена информацией.