Для тех, кто знаком с особенностями учреждения компаний в Сингапуре, не секрет, что законодательство требует наличия хотя бы одного резидента Сингапура в составе совета директоров. Иностранные учредители сингапурских компаний, как правило, прибегают к услугам местных директоров, которые нередко выступают в этой роли исключительно формально: они назначаются директорами лишь для выполнения требований законодательства и не участвуют в управлении делами компаний.

Регистрирующий орган Сингапура (ACRA) не устает предупреждать граждан и резидентов страны о рисках, которые несет в себе такое номинальное назначение. А не так давно Высокий Суд Сингапура наглядно продемонстрировал, каковы могут быть последствия беспечности резидентного директора компании: в деле Abdul Ghani bin Tahir v Public Prosecutor [2017] SGHC 125 директор был приговорен к тюремному заключению и штрафу.

Г-н Абдул Гани бин Тахир был бухгалтером в фирме, предоставляющей корпоративные и секретарские услуги. В 2011 году он согласился выступать одним из директоров в двух вновь зарегистрированных сингапурских компаниях с иностранным учредителем: Kassar Logistics Pte Ltd и World Eastern International Pte Ltd. Акционером компаний, а также вторым, нерезидентным директором выступал резидент Румынии. Г-н Абдул Гани бин Тахир открыл банковские счета в Сингапуре для обеих компаний, причем средства управления счетами отправил зарубежному директору в Румынию.

В феврале 2012 года Департамент по расследованию коммерческих преступлений (CAD) уведомил г-на Абдул Гани бин Тахира, что в отношении Kassar Logistics Pte Ltd возбуждено расследование в связи с подозрением в отмывании денег. В отношении шести операций по счету World Eastern International Pte Ltd было возбуждено аналогичное расследование (подозрение в переводе средств, полученных в результате преступной деятельности). Окружной суд обвинил г-на Абдул Гани бин Тахира в том, что шесть эпизодов отмывания денег через корпоративный счет компании были связаны с его небрежностью как директора компаний. Он также был обвинен в том, что не проявил «разумной осмотрительности» как директор в отношении надзора за операциями по счету компании. Абдул Гани бин Тахир был приговорен к тюремному заключению за нарушение Закона о коррупции, незаконном обороте наркотиков и других серьезных правонарушениях и Закона о компаниях, а также дисквалифицирован как директор на пять лет.

Г-н Абдул Гани бин Тахир попытался оспорить решение окружного суда в Высоком Суде Сингапура, однако Высокий Суд поддержал решение окружного суда. Итоговым приговором стало тюремное заключение на срок 12 месяцев и штраф в размере 50 тыс. сингапурских долларов.

Подобная судебная практика демонстрирует, что риски, которые несут сингапурские номинальные директора в связи с осуществлением такой функции в компании с иностранными учредителями, вполне реальны, ведь перед законом все директора равны в своих правах и обязанностях (вне зависимости от того, участвуют ли они в управлении компанией или занимают должность чисто номинально). Путем принятия таких решений сингапурский суд вполне может увеличить вовлеченность резидентных директоров в дела компаний и, как следствие, повлиять на стоимость их услуг.