PanamaPapers_Intermediaries

Недавний инцидент с утечкой огромного количества конфиденциальных документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, получивший название «Панамские документы», в очередной раз встряхнул мировую офшорную индустрию.

В результате публикации данных из Панамских документов выяснилось, что с Mossack Fonseca сотрудничали более 14 тыс. банков, юридических фирм, провайдеров корпоративных услуг и других посредников из разных стран. При этом Гонконг оказался рекордсменом по количеству наиболее активных посредников, поставляющих клиентов Mossack Fonseca. Сингапур также вошел в число стран, где работали такие посредники, но занял предпоследнее место в соответствующем списке, составленном Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ).

В свете последних мировых тенденций в сфере налоговой прозрачности вообще и Панамской утечки в частности, репутационный аспект в многолетнем соперничестве между двумя финансовыми центрами Азии приобретает все большее значение.

Офшор: хорошо или плохо?

Не все замечают краткую и несколько обтекаемую оговорку на сайте Offshore Leaks Database, где ICIJ размещает информацию из доставшихся ему документов: если какое-то лицо, компания или иная структура числятся в базе данных, это не означает, что это лицо, компания или структура замешаны в чем-то противозаконном. Власти как Гонконга, так и Сингапура выражают единое мнение куда более прямо: само по себе учреждение офшорных компаний вполне законно и не означает наличие преступных намерений.

Представители профессионального сообщества обеих юрисдикций вторят властям. Профессор Сингапурского Университета Управления (SMU) г-н Лун поясняет, что учреждение офшорной компании не является чем-то противозаконным. Состоятельные лица нередко пользуются такими механизмами для владения зарубежными активами, в частности недвижимостью. Преимуществом офшорной компании являются сравнительно низкие затраты на ее ежегодное поддержание, а также простота оформления продажи ее акций. Корпорации также могут вполне легально пользоваться офшорными компаниями и учреждать их в качестве холдингов, совместных предприятий или компаний, акции которых планируется размещать на бирже.

Представители индустрии корпоративных услуг Гонконга отмечают, что использование офшорных структур весьма распространено в юрисдикции: большинство компаний, акции которых котируются на Гонконгской фондовой бирже, зарегистрированы в офшорах. Панамская утечка, говорят они, может привести к формированию ошибочного впечатления, что офшорные компании или трасты применяются лишь в противозаконных целях. Более того, высказывается мнение, что офшоры сыграли значительную роль в развитии экономик стран Азии. Наглядным примером служит Китай, страна, продемонстрировавшая за последние 30 лет серьезный экономический рост несмотря на валютный контроль и устаревшую правовую систему. Вряд ли крупные международные компании, пожелавшие инвестировать в производство в Китае, захотели бы сделать это в правовой среде Китая при наличии офшорных юрисдикций, где регулирование куда более удобно для бизнеса.

Так что ни Гонконг, ни Сингапур не спешат объявлять себя поборниками новой “налоговой морали” и клеймить позором тех, кто применяет офшорные структуры, пока цели их учреждения и деятельность осуществляются в соответствии с законом.

Реакция правительств

Несмотря на единую позицию в отношении офшорных структур как таковых, правительства Гонконга и Сингапура реагируют на ситуацию с Панамской утечкой не одинаково.

Правительство Гонконга не спешит пересматривать свои меры противодействия легализации денежных средств и финансирования терроризма, уверяя Законодательный Совет в том, что вопрос регулируется должным образом. И это невзирая на то, что, согласно Панамским документам, юрисдикция оказалась в числе рекордсменов среди внесших значительный вклад в учреждение офшорных структур фирмой Mossack Fonseca. Впрочем, если учесть позицию Гонконга в отношении офшоров, такой подход видится вполне последовательным.

Правительство Сингапура, напротив, обеспокоено самим фактом упоминания профессиональных посредников и иных лиц из юрисдикции в данных Панамских архивов, хотя, надо признать, сингапурский вклад в развитие бизнеса Mossack Fonseca куда скромнее гонконгского. Тем не менее, Сингапур всеми силами старается защитить свою репутацию надежного и прозрачного международного финансового центра.

На днях Министерство финансов и Денежно-кредитное управление Сингапура (MAS) объявили о проведении проверок с целью обнаружения возможных фактов нарушения закона теми лицами и компаниями из Сингапура, которые были упомянуты в связи с Панамским досье. К проверкам присоединился и сингапурский налоговый орган. Однако нельзя сказать, что такая реакция не соответствует официальной точке зрения на офшорные структуры как таковые: Сингапур не собирается запрещать офшоры, а предпочитает работать над регулированием деятельности профессиональных посредников.

Провайдеры корпоративных услуг

Наряду с повышением “антиотмывочных” требований для финансовых организаций, Сингапур стремится урегулировать деятельность фирм, предоставляющих услуги по регистрации компаний. В апреле 2014 года сингапурский Парламент принял поправки в Закон об Управлении бухгалтерского учета и корпоративного регулирования (ACRA (Amendment) Act), включая новые положения, ужесточающие регулирование деятельности провайдеров корпоративных услуг.

Новое Руководство для провайдеров корпоративных услуг вступило в силу в мае 2015 года, в немалой степени увеличив административное и финансовое бремя представителей индустрии в связи с процедурами проверки клиентов и их деятельности. Также на днях ACRA было объявлено о введении новой обязательной обучающей программы для сотрудников провайдеров корпоративных услуг, направленной на усиление противодействия легализации денежных средств.

В отличие от Сингапура, Гонконг все еще не озаботился вопросом государственного регулирования деятельности провайдеров корпоративных услуг, хотя представители гонконгской финансовой индустрии уже не первый год поднимают вопрос об этом. Требования FATF допускают саморегулирование такой деятельности, и эту функцию в Гонконге в настоящий момент выполняет Гонконгский институт дипломированных секретарей (HKICS).

Недавно HKICS разработал и опубликовал Руководство по противодействию отмыванию незаконных денежных средств и финансированию терроризма, которая следует требованиям соответствующего законодательства Гонконга, обязательного для соблюдения финансовыми организациями. Однако представители финансовой индустрии чувствуют, что саморегулирования деятельности корпоративных сервис-провайдеров недостаточно для поддержания хорошей репутации Гонконга как международного финансового центра.

Сейчас Гонконг в своем роде уникален: здесь легко учредить бизнес и начать оказывать корпоративные услуги. Представители профессионального сообщества осознают, что введение обязательных и достаточно высоких стандартов проверки благонадежности клиентов увеличит их расходы на ведение бизнеса и, следовательно, повлияет на стоимость услуг для клиентов. Вероятно, это осознают и власти юрисдикции, чем можно объяснить отсутствие соответствующего регулирования на правительственном уровне. Но крупных игроков рынка корпоративных услуг в Гонконге всерьез волнует репутация юрисдикции, на которую не могла не повлиять Панамская утечка, и перспективы развития их бизнеса.

 

***

Панамская утечка может повлиять на соревнование между Гонконгом и Сингапуром за звание самого надежного финансового центра Азии. В то время как Сингапур стремится сохранить свою репутацию и соблюсти современные международные стандарты на законодательном уровне, Гонконг, по всей видимости, предпочитает формальное следование требованиям международных организаций в отношении некоторых моментов. Какой из этих подходов окажется более оправданным – покажет время.