Court_of_Final_Appeal_(HK)

Регуляторы многих стран предпринимают все больше усилий в борьбе с легализацией незаконных денежных средств. Теперь к ним активно присоединяются и суды. Постановление Высшего апелляционного суда Гонконга по делу “HKSAR v Yeung Ka Sing Carson” служит напоминанием о потенциальных рисках при недостаточном соблюдении антиотмывочных мер и предосторожностей.

В 2011 году бывший председатель и исполнительный директор Birmingham International Holdings Limited (BIHL) Ка Синг (Карсон) Юнг был обвинен в совершении операций со средствами, которые, как предполагалось, были получены в результате легализации более 720 млн. гонконгских долларов (около 55 млн. фунтов) в Гонконге с 2001 по 2007 годы.

Юнг, который был мало известен до появления в мире английского футбола, в 2009 году приобрел на свою компанию 29,9% долю во второразрядном футбольном клубе за 81 млн. фунтов. После выдвижения обвинения обнаружилось, что Юнг и обвинитель озвучивают совершенно разные версии появления состояния у бизнесмена.

Юнг заявлял, что он накопил сотни миллионов долларов в результате торговли ценными бумагами, владения парикмахерским бизнесом и коммерческими предприятиями в Китае, а также в результате выигрышей в казино. Он утверждал, что с 1989 по 1994 годы заработал 20 млн. гонконгских долларов от пяти парикмахерских салонов, размещавшихся в пятизвездочных отелях и обслуживавших кинозвезд и бизнесменов. По его словам, он также проводил все свое время, торгуя ценными бумагами, после падения азиатского фондового рынка в 1998 году, и заработал на этом 300 млн. гонконгских долларов к 2007 году. Еще 30 млн. гонконгских долларов Юнг якобы выиграл в казино Макао с 2004 по 2008 годы.

Однако суд постановил, что существуют основания полагать, что многочисленные коммерческие сделки Карсона Юнга совершались с использованием средств, которые были получены в результате совершения преступлений, и вынес обвинительный приговор в 2014 году. Юнг подал апелляцию, но вторая инстанция оставила приговор без изменений. Затем дело было рассмотрено в Высшем апелляционном суде Гонконга. В результате 11 июля 2016 года Высший апелляционный суд Гонконга отклонил апелляцию.

Суд подтвердил, среди прочего, что при обвинении в проведении операций со средствами, полученными в результате преступления, в нарушение статьи 25(1) Ордонанса об организованной преступности и тяжких преступлениях, обвинителю необходимо доказать только то, что, когда обвиняемый проводил операции с определенным имуществом, он знал или имел разумные основания полагать, что эти средства были получены в результате преступления. При этом суд отметил, что существуют серьезные политические причины, требующие вынесения такого решения.

Вот некоторые из ключевых моментов решения суда:

  • Законодательство более не требует доказательств того, что средства были получены непосредственно от совершения преступления. Обвинитель должен только установить, что обвиняемый действительно совершал операции с определенными средствами в обстоятельствах, при которых он знал или имел разумные основания полагать, что эти средства былы получены в результате преступления.
  • Преступным умыслом является знание или наличие разумных оснований полагать, что денежные средства, с которыми проводятся операции, получены каким-либо лицом в результате преступления. Если доказано, что обвиняемый знал, что средства были получены именно таким образом, факт совершения им правонарушения установлен.
  • Если обвиняемый не обладал соответствующим знанием, обвинителю достаточно доказать, что, при данных обстоятельствах, о которых обвиняемый знал и при которых проводил операции с соответствующими средствами, он имел разумные основания полагать, что эти средства являются результатом совершения кем-либо преступления, вне зависимости от того, где оно было совершено, в Гонконге или за рубежом.
  • Суд подтвердил свое решение по делу “HKSAR v Pang Hung Fai (2014)” о том, что обвинитель должен доказать, что обвиняемый «имел основания полагать, и основания должны быть настолько разумными, что любой, оценив эти основания объективно, стал бы полагать именно так». Это затрагивает два аспекта умственного состояния обвиняемого: во-первых, его знание или оценку обстоятельств и разумных оснований; во-вторых, его личные убеждения, восприятие и предрассудки, которые могут исключить преступное намерение.
  • Возможно смягчение наказания, если обвиняемый сам проинформирует власти о подозрительных операциях.

Законодательство Гонконга определяет “проведение операций” достаточно широко, включая получение или приобретение, сокрытие или маскировку, отчуждение или конвертацию, ввоз или вывоз из Гонконга средств, либо их использование в качестве обеспечения исполнения обязательства для привлечения средств.

Необходимо уделять пристальное внимание источнику или обстоятельствам любой передачи или размещения средств. Высший апелляционный суд Гонконга подчеркивает, что если лицо не знало, но имело разумные основания полагать, что деньги получены незаконным путем, закон наделяет его средством защиты: возможностью оградить себя от ответственности путем информирования правоохранительных органов о своих подозрениях для организации расследования.

Дело Карсона Юнга не является исключением в череде судебных дел Гонконга, касающихся легализации незаконных денежных средств и рассмотренных за последние два года, а служит лишь очередным напоминанием о возросших рисках при совершении сделок со средствами, полученными от неустановленных источников. С января 2014 года суды Гонконга вынесли свыше двадцати обвинительных приговоров по подобным делам.

Save