create your own trust

Российские правила контролируемых иностранных компаний (КИК), вступившие в силу 1 января 2015 года, заставили многих искать новых решений. Очевидно, что новые правила требуют реструктуризации большого количества существующих решений, и теперь необходимо тщательно взвешивать включение зарубежных звеньев в структуру бизнеса.

Процесс деофшоризации в России всерьез обеспокоил не только российских налогоплательщиков, ведущих международный бизнес через зарубежные структуры, но и консультантов, активно работающих с российскими клиентами. По мнению многих экспертов, трасты являют собой перспективу законного избежания российских правил о контролируемых иностранных компаниях, поскольку с передачей в траст акций иностранного холдинга, владеющего активами (в том числе российскими), признание учредителя контролирующим лицом может стать затруднительным. Следовательно, может исчезнуть обязанность отчитываться перед российским налоговым органом о нераспределенной прибыли такого холдинга.

Неудивительно, что специалисты из стран с развитым трастовым законодательством (в частности, Джерси, Гернси, Каймановы острова, Британские Виргинские острова и другие) стали активно предлагать свои услуги российским клиентам, рассматривая деофшоризацию в России как потенциальную возможность развития своего бизнеса. Однако, траст сам по себе также не является универсальным ответом на все вопросы, возникающие в связи с российскими правилами КИК.

Для принятия решения о том, подходит траст для решения конкретных задач или нет, сначала не мешает разобраться с правовой природой трастов, их разновидностями, рисками и последствиями признания трастов притворными, возможностями взыскания имущества, переданного в траст, со стороны кредиторов учредителя и другими аспектами. Особенности регулирования трастовой деятельности в различных странах могут налагать определенные ограничения на действия трастовых управляющих, которые становятся юридическими собственниками передаваемых в траст активов; такие ограничения могут не соответствовать целям учредителя или бенефициара.

Выбирая юрисдикцию для учреждения траста, стоит учитывать не только особенности регулирования деятельности трастовых управляющих в конкретной стране, но и перспективы сохранения конфиденциальности либо раскрытия чувствительной информации о трастах, создания централизованных реестров бенефициаров трастов и предоставления доступа к информации из такого реестра государственным органам других стран и иным третьим лицам.

Отдельного внимания заслуживает трастовое соглашение, детально регулирующее права и обязанности всех задействованных лиц, предусматривающее дополнительные механизмы защиты интересов бенефициаров. К примеру, при учреждении траста российскому налогоплательщику важно понимать, может ли набор прав и функций учредителя и иные моменты, предусмотренные предлагаемым ему трастовым соглашением, потенциально привести к признанию траста контролируемой иностранной компанией в соответствии с российским законодательством, и требует ли такое соглашение корректировки сообразно нуждам учредителя и бенефициаров.

С появлением правил КИК в России, даже нуждающихся в серьезной доработке, время «универсальных» решений прошло. Кроме того, правила ведения трансграничного бизнеса и структурирования владения меняются не только в России, но и в других странах мира. Становится очевидным, что теперь создание качественного индивидуального решения для задач, стоящих перед российским налогоплательщиком, требует гораздо большего понимания ситуации с его стороны и более тесного взаимодействия со специалистами сферы финансовых услуг и налогообложения. Не стоит вкладывать средства в механизмы, которые преподносятся как панацея от новых рисков. Лучше уделить время изучению этих рисков и созданию наилучшего способа их митигации с помощью специалистов.